Михаил вершинин

Выход из культа: принципы общения с «жертвой»

Статья о выстраивании коммуникаций с близким или другом, если он попал в секту
  • /
  • /
В продолжение темы «5 основных ошибок при общении с культистом в семье!», «Борьба с культами» vs «спасение близких от культов» и касательно построения нейтрально-позитивных коммуникаций с «жертвой» культа, в ситуации когда это Ваш родственник, близкий друг или партнер по браку. В данной статье мы рассматриваем ситуацию, когда «жертва» культа уже решила посещать культ дальше (т.е. капитулировала, и уже не ищет путь к «развитию»).
Главное заблуждение, которое есть у родственников и близких «жертв» культов, что внешний консультант по выходу (психолог, специалист по работе с культами) самостоятельно «может решить проблему» и сделать, чтобы «все было как раньше». Консультант является чужим и незнакомым лицом для «жертвы» или культиста, а в некоторых культах «представителем злых/инопланетных/подземных сил на Земле».

В большинстве случаев коммуникация «культиста» со специалистом обречена на провал. По разным причинам. Перечислю некоторые из них:

  • Консультант плохо разбирается в идеологии и ритуалах конкретного культа или секты;
  • Консультант известен как публичный борец именно с этим культом (т.е. в культе его знают);
  • Консультант (особенно это часто у психиатров и у представителей традиционных религий) привык к коммуникациям «мудрый родитель — несмышленое дитя»;
  • Консультант абсолютно незнаком и чужд для «жертвы» культа (не авторитет, не важен в докультовой жизни и т. п.);
и т.д. (остановлюсь на этих причинах).

Кто входит в группу поддержки

Основная задача консультанта по выходу сформировать группу поддержки по выводу из культа «жертвы».

В эту группу попадают:

  • Докультовые друзья;
  • Коллеги по хобби/работе;
  • Родственники и близкие;
  • Экс-культисты;
  • Эксперты и специалисты.

Группу формируют, те близкие или друзья, кто заинтересован в оказании помощи «жертве» культового влияния (этот процесс должен быть не демонстративным, не публичным и аккуратным; если «жертва» узнает о формировании «капитула инквизиции», то это станет поводом для конфликта). В идеале подобная группа должна обладать:
Научным подходом к проблеме
понимать процесс и проблематику формирования культовой зависимости у «жертвы» (не магия, не зомбирование, не подмена НЛО, не бес вселился и т. п.)
Толерантностью, терпимостью и крепкими нервами
умение не вступать в бесперспективные религиозные споры, принятием права на существования чужой точки зрения, умением признавать свои ошибки в прошлом и настоящем (по крайней мере вслух; особенно актуально для родственников и близких, т.к. часто нахождение в культе связано со скрытыми проблемами в семье (не обязательно как следствие))
Умениями контролировать свою риторику и участвовать в эмоциональных дискуссиях
важно не высказывать всё что накопилось в душе и не выплескивать эмоциональные переживания на «жертву», а вести длительные нейтральные беседы (иначе Вы даете сработать внедренным культом фобиям/стереотипам у «жертвы»)
Пониманием того, что нужно жертвовать своим временем, эмоциями и поведением для помощи «культисту»
часто многие участники не понимают, что процесс вывода из культа это не быстро, нет гарантированного результата и многое зависит от них самих, а не от консультанта + меняться (идти на уступки/компромисс) придется всем, а не только «жертве»
Знанием культовой специфики и идеологии 3−4-х культов
один из методов разговора о неприятном в культе, это разговор о культах, которые не имеют отношение к «жертве». Дя этого нужно знать историю и идеологию 3−4-х культов, чьи деяния схожи с культом, где находится «жертва»
Консультант работает с группой, рекомендует им литературу, темы для обсуждения и т. п. Оговаривает условия проведения встречи с культистом и т. п. Я не буду описывать сам процесс вывода, т.к. в этом посте хочу уделить больше внимания тому, как и о чем говорить с культистом.

Важно понимать, что пока группа не избавится от своих стереотипов, эмоций и желания «победить любым путем» — нет смысла начинать процесс работы непосредственно с культистом. На этом этапе консультант должен помочь сформировать вышеописанные подходы, которые позволят свести к минимуму риски разрыва отношений с культистом.

Коммуникационные риски при выводе из секты

Процесс вывода из культа крайне затруднителен, если близкие и родные «культиста» успели испортить с ним отношения, уже «попытались донести свои доводы» и успели поделиться своим «критическим» мнением о культе.

Группа по выводу должна уметь вести нейтрально-позитивное общение с культистом, чтобы он:

  • не ушел в «оборону» — начал защищать свои обязательства перед культом или факты посещения культа (он уже сделал это и не готов испытывать чувства вины за это; то что близкие и родственники считают трагедией, для культиста «лучшее событие в жизни» за последнее время); атаковать культ можно, только когда есть уверенность в том, что культист услышит критическую информацию (это отдельное мероприятие по выовду из культа, а не откровенный разговор на 1 час с близкими);
  • не чувствовал опасности от общения — если культисту не комфортно или он получает негатив от общения, то он сразу уходит от общения с Вами, в дальнейшем и сильнее «прижимается» к культовой группе; в этой ситуации важно уметь слушать, демонстрировать легкий интерес и задавать нейтральные вопросы (демонстрировать нейтрально сомневающегося);
  • ощущал от процесса общения с Вами позитив, какой он испытывал в докультовой жизни (докультовые интересы, контакты и сфера общения, затрудняет [но не прекращает] погружение «жертвы» в культ);
  • чувствовал что может Вас переубедить или получить от Вас поддержку для культа — новообращенный «культист» часто рассматривает свое докультовое окружение как объекты для вербовки в культ и это можно использовать; демонстрация опасливого и сдержанного интереса к активности «жертвы» в культе и идеологии культа, плюс материальная или иная поддержка «жертвы» делает Вас одной из «целей» вербовки «жертвой» в ряды новых последователей культа; в результате «заинтересованности» он не избегает контактов с Вами (важно помнить, что не надо ходить на культовые мероприятия — это табу; только общение с «жертвой» (без взятия обязательств перед «старшими товарищами по культу»)).
Мы все подвластны стереотипам, автоматизмам поведения, верим в свои наборы мифов и т. п. Часто причиной активации такого стереотипа или поведенческого автоматизма служит внешняя обстановка, в том числе место проведение беседы.

Критические беседы или попытки узнать о жизни культиста лучше осуществлять на нейтральной для Вас обоих территории. Квартиры и офисы, где живет/работает культист не очень подходят, т.к. он там может чувствовать себя «хозяином» и «нападать» на Вас в споре или наоборот, нахождение в квартире для него может ассоциироваться с негативом и критикой, и он начнет искать другое место проживания (где культ будет контролировать его).

Некорректное общение с культистом, может стать для него лишним подтверждением правильности культа («они делают именно то, о чем мне говорили в культе»), т. е. реализацией его фобий и стереотипов, которые внедрены в культе (Например: «Вам мешали развиваться и достигать Ваших целей „злопыхатели“ из Вашего близкого окружения» и после некорректного общения он поймет кто именно «был этим злопыхателем»).

Я всем рекомендую читать книгу Колризера (см. список рекомендованных книг), где объясняются основные принципы переговоров и споров (не применительно к культам, но очень полезно для выработки компетенции общения со сложными людьми).

Дистанция с культистом

Важно соблюдать дистанцию с культистом. Когда это Ваш близкий родственник или партнер по отношениям, то для Вас это тоже большой стресс. Культ занимает Ваше место в глазах «жертвы» и Вы перестаете быть значимым для нее. Вам больно и Вы ищете «справедливости/отмщения/понимания/и т.п.».
«Жертва» со своей стороны уже находится в глубокой зависимости от культа и как любой аддикт готова жертвовать прежними отношениями, которые обесцениваются культовой группой (переоценка докультового опыта). В ответ на растущее непонимание и дистанцию с «жертвой» родственники или близкие пытаются исправить это через «контроль» и «внимание», а это лишь сильнее отталкивает «жертву» в культ.

Важно соблюдать определенную дистанцию, которая будет комфортна для культиста, но при этом не терять его из вида. Увеличение дистанции может привести к потере определенного контроля, страхам и волнениям со стороны близких о судьбе завербованного, но важно понимать, что разорванные с ним отношения это на порядок хуже, чем его слабо контролируемое нахождение в культе (как бы это не казалось парадоксальным).

Эмоциональность общения и уважение

Из культа можно вывести только если Вы используете позитивные эмоции и общение. Никакого негатива, никакого директивного давления и прямой критики.

Культист уверен в своей правоте и правильности идеологии культа и без принятия его точки зрения общения не будет (или будет затруднено). Речь не о том, чтобы Вы согласились с ним и стали адептом культа или секты, а о том, что нужно принять за отправную точку общения тот факт, что культист по своему прав. Он имеет право на свою точку зрения, которая не совпадает с Вашей, но ничем не хуже ее.

Культ обесценивает докультовый опыт «жертвы» и его достижения. Сюда попадает семья, родители, друзья, учеба и работа, хобби и т. п. Задача близких не ухудшать ситуацию, а как минимум заморозить ее, сделать ее нейтральной. А задача участников группы затруднить негативную переоценку докультового опыта и событий в жизни «жертвы».

"Жертва" должна понимать, что:

  • вне зависимости от споров и не разделения культовых постулатов — его принимают в семье «таким какой он есть» (что очень сложно, когда близкий напоминает «героинового наркомана» в ломке и разрушающего свой образ жизни);
  • он всегда может вернуться и его всегда примут, его всегда ждут (часто культисты не выходят из культа, т.к. уверены, что «сожгли все мосты» и никому не нужны).
Ситуация вывода из культа требует изменений не только от «жертвы», но и от «спасателей».
Так что родственники и близкие должны понимать, что даже при удачном выводе из культа — «как раньше» уже не будет.
Статья написана 15 мая 2015 г. для моего старого блога «Социальная психология в действии»
Михаил Вершинин
Социальный психолог